среда, 9 марта 2011 г.

Аферисты

Когда-то Сергей Мавроди сотоварищи построили финансовую пирамиду, продавая полиграфическую продукцию – бланки с напечатанными на них словами «сертификат акций». В действительности они не имели к акциям никакого отношения. С тех пор утекло много воды, но на рынке ценных бумаг мошенникам по-прежнему вольготно. Правда, махинации стали принимать более изощренные формы. Нередко в них замешаны профессиональные участники – брокеры и доверительные управляющие.

Фальшивые иностранцы

Многие брокерские компании располагают дочерними структурами за рубежом. Отметим, что формально доказать их аффилированность, как правило, невозможно. Такие «дочки» зарегистрированы в офшорных зонах и могут обладать лицензиями профучастника рынка, выданными в стране регистрации. От имени компании-нерезидента с российским инвестором, пришедшим к брокеру, заключается договор.


«Этот документ специально не называют брокерским договором или договором доверительного управления. Выбирают какую-нибудь абстрактную формулировку, например «договор на оказание услуг на фондовом рынке», – рассказывает источник «Ф.» на условиях анонимности. В разговоре с клиентом сейлз-менеджер делает акцент на сотрудничестве с брокером в России. Иногда об этом упоминается в самом документе. Основная задача – вселить уверенность, что исполнение условий гарантировано не только иностранной организацией, но и российской, в офисе которой проходит беседа.
Затем инвестор переводит деньги на указанный ему банковский счет. И там их следы теряются. Выясняется, что к брокеру претензии предъявить невозможно. С формальной точки зрения, напомним, он не связан с компанией-нерезидентом. Разве что выступает ее клиентом, таким же, как сам пострадавший. Обращение в Федеральную службу по финансовым рынкам (ФСФР), осуществляющую надзор в России, бесполезно. Ведь у российского резидента нет закрепленных на бумаге обязательств перед инвестором.
Как же избежать обмана? Следовать старому доброму правилу: внимательно изучать документы, предлагаемые посредником. Если у компании, с которой заключается договор, нет российских лицензий профучастника, действовать можно только на свой страх и риск. И потом в проблемных ситуациях искать справедливости, например, на Кипре.

Счет дядюшки Сэма

Другой вариант – брокер или управляющий предлагает инвестировать средства на западных рынках. Клиент заключает с ним договор, в котором оговаривается, что он вступает в силу после перевода денег российской компании. Однако на зарубежных рынках операторы обычно действует не напрямую, а через крупные брокерские дома, например британские или американские. Инвестору дают реквизиты счета одного из таких брокерских домов в каком-либо западном банке. Дальше с деньгами творятся чудеса. Но недобросовестные профучастники готовы отвергнуть любые претензии. Ведь формально местный брокер (или управляющий) не получал средства, а значит, договор с инвестором вообще не вступал в силу.
Примечательно, что после перевода денег с клиентом все-таки исправно обмениваются отчетами о якобы заключенных сделках и другими документами в электронном виде. Однако электронно-цифровая подпись, позволяющая идентифицировать инвестора, при этом не применяется. В бумажной форме документооборот также не дублируется. И если инвестор начинает подозревать неладное, то не сможет оспорить ни одну из операций. Добиться правды можно, по крайней мере теоретически, только в рамках уголовного процесса, разъясняет один из собеседников «Ф.».

Месть бесполезна

Брокерские дома нередко рекомендуют инвесторам, пользующимся маржинальным кредитованием, заполнить доверенность на имя одного из сотрудников. Тот сможет подписывать поручения о покупке-продаже ценных бумаг от имени клиента. Предположим, брокер принудительно закрывает маржинальную позицию, когда убытки достигают предельного уровня. Поскольку «серые схемы» применяются для работы с колоссальным плечом, то неудачник при этом теряет львиную долю инвестиций. Некоторые инвесторы только теперь спешно изучают нормативную базу, ограничивающую величину маржинального кредита. И информируют ФСФР, что брокер должен был закрыть позицию прежде, чем набежал столь серьезный убыток. Однако у чиновников нет формального повода для применения санкций. Ведь на все сделки оформлены поручения, подписанные доверенным лицом клиента.
Эту ситуацию нельзя отнести к мошенничеству в чистом виде. Брокеры пользуются уловкой, чтобы обойти нормативные ограничения. А инвестор соглашается рисковать, хотя может и недооценивать масштабы вероятных потерь. Здесь основной совет – детально описывать в доверенности полномочия, которые делегируются сотруднику брокерской компании. Так можно избежать недоразумений и конфликтов.

2 комментария:

  1. В случае с последним вариантом, нельзя сказать что это мошенничество, ведь как я понимаю инвестор вкладывает деньги под торговлю, и соответственно размеры лосей определяет доверенный трейдер; а существуют торговые методики с большими лосями.

    ОтветитьУдалить
  2. Поэтому там пометка, что эту ситуацию нельзя отнести к мошенничеству в чистом виде =)

    ОтветитьУдалить